Расширение объема средств гармонической выразительности

Из всех двадцати семи симфоний у Мясковского только две одночастные. Одна из них принадлежит чуть ли не к самым популярным его произведениям. Это 21-я. Другая—10-я — наименее известна, хотя в адрес ее высказано, пожалуй, наибольшее количество резко критических, но не всегда достаточно обоснованных замечаний.А между тем 10-я симфония заслуживает большего внимания хотя бы потому, что это — настоящее чудо полифонии, под которым, вероятно, не отказался бы подписаться сам Танеев. Здесь контрапунктическое мастерство Мясковского продемонстрировано с особой силой. Симфония многопла-нова, очень сложна и многотемна. Причем контрастирующие темы в процессе развития не противостоят друг другу, а проводятся параллельно, что ведет к их взаимному обогащению. Используя обширный тематический материал, Мясковский сравнительно малую по длительности композицию насытил содержанием большого сонатно-симфонического цикла. Этого он достиг так называемой двойной интродукцией, введением дополнительного материала в экспозицию, добавлением двойной фуги к разработке и целым рядом других приемов. Кроме того, следует отметить, что в 10-й симфонии Мясковский существенно расширил объем средств гармонической выразительности путем усложнения звукосочетаний и их сопоставления.
В симфонии использован поистине огромный состав оркестра, включивший все разновидности деревянных духовых, расширенные группы медных и ударных и введенный в то время в обиход пятиструнный контрабас.
Что касается образного строя, то конечно, здесь нашли отражение картины наводнения, так потрясающе описанные у Пушкина:
Ужасный день!
Нева всю ночь Рвалася к морю против бури,
И вдруг, как зверь остервенясь, На город кинулась. Пред нею Все побежало…
И всплыл Петрополь, как тритон, По пояс в воду погружен.
Есть в музыке и ощущение «неколебимой» мощи творения Петра, но более всего—«душевное смятение», ужас, порожденные видом разбушевавшейся стихии. Однако это не просто музыкальная иллюстрация к «Медному всаднику» и далеко не только отражение душевных переживаний Евгения, чей
смятенный ум Против ужасных потрясений Не устоял.
В симфонии Мясковского, как и в великой поэме Пушкина, все значительнее, глубже и масштабнее, чем может показаться на первый взгляд, и далеко выходит за рамки индивидуалистических переживаний.
«Добро, строитель чудотворный! — Шепнул он, злобно задрожав,— Ужо тебе!..» И вдруг стремглав Бежать пустился.
Бежит и слышит за собой — Как будто грома грохотанье— Тяжело-звонкое скаканье По потрясенной мостовой. И, озарен луною бледной, Простерши руку в вышине, За ним несется Всадник Медный На звонко-скачущем коне…
10-я симфония—глубоко русская и очень «петербургская». Вполне сознавая это, Мясковский ничуть не удивился, когда в 1930 году получил от Прокофьева сообщение, что сыгранная Стоковским в Филадельфии и Нью-Йорке 10-я встретила «пестрое» отношение к себе («и хорошее, и плохое»). Композитор считал, что «американцам эта симфония едва ли может быть понятна».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *