Завоевание международного признания

Большое напряжение, вызванное созданием 6-й симфонии, требовало разрядки. Как всегда в таких случаях Мясковский искал тесного общения с природой, часто уезжал за город и совершал многочасовые пешие прогулки.Живописные виды Подмосковья, неизменно радовавшие глаз, успокаивали композитора и вдохновляли. Многие страницы его музыки с любовью и нежностью воспевают ласковую красоту средне-русской полосы и необъятную ширь нашей Родины.
Картины мирной природы как воплощение извечной силы, творящей жизнь и все живое, запечатлены в 7-й симфонии Мясковского.
Симфония невелика (всего 20 минут) и состоит из двух частей. Во вступлении использован наигрыш пастушеского рожка, который Николай Яковлевич услышал однажды в Батове еще в 1912 году. Этот наигрыш появляется и во второй части, в которой как бы объединились медленная лирическая часть симфонии и скерцо. В музыке этой части особенно широкое развитие получают образы природы, а противостоит им драматическая, взволнованная тема человека. По своему характеру симфония эта более всего приближается к романтическим поэмам.
Завершив симфонию, Мясковский с радостью сообщил Прокофьеву, что ему «определенно несколько моментов удались — в разработке 1-й части и вся 2-я часть» и что с этой (7-й) симфонии он, может быть, начнет новый отсчет, назвав ее 1-й. Правда, очень скоро Мясковский отказался от мысли перечеркнуть свои первые шесть симфоний: многие из них приобретали все большую популярность, особенно 4-я и 5-я. Что касается 6-й, то даже много лет спустя Николай Яковлевич писал: «…Волнение, вызвавшее зарождение этой симфонии, и жар при ее осуществлении делают это сочинение дорогим мне и теперь».
После первого исполнения 7-й симфонии Сарад-жевым в Москве 8 февраля 1925 года Мясковский существенно переработал сочинение. «Я написал 50 новых страниц партитуры (Ve) и почти ни одной из остальных не оставил без ретуши»,— признавался он Прокофьеву, искренне радуясь, что симфония в первоначальном виде не успела еще «добраться» до европейских эстрад.
Тем временем у композитора окончательно сформировался замысел 8-й симфонии. Стремясь в ней обобщить революционные идеи и глубокие чувства, отражающие настроения самых широких прогрессивных кругов того времени, Мясковский, как и многие другие современные ему советские художники, обратился к народным восстаниям прошлого. Вспомним, что в 20-е годы появились оперы «Степан Разин» М. Триодина и «Орлиный бунт» (о Пугачеве) А. Пащенко, а в МХАТ\’е шла пьеса «Пугачевщина» К. Тренева.
В основу 8-й симфонии—одного из монументальных эпически-драматических сочинений композитора—положен образ народного героя Степана Разина, привлекший Мясковского. «Сперва… родился замысел финала на тему, которую я принял за песню о Степане Разине и обработать которую решил в сочетании с рядом волжских песен, а также связав с образом обездоленного крестьянства»,— рассказывал Николай Яковлевич. Так как позже, когда многое уже было сделано, выяснилось, что песня совсем иного содержания и мелодия ее не народная, а принадлежит Балакиреву, композитору пришлось несколько менять первоначальный план построения симфонии, но многое осталось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *