Представители старой русской музыкальной интеллигенции

То были представители старой русской музыкальной интеллигенции, готовые служить родине и народу: Глазунов, продолжавший стоять во главе Петроградской консерватории, Ипполитов-Иванов, возглавлявший Московскую консерваторию, Глиэр — организатор и первый директор Киевской консерватории, Василенко, Кастальский, Игумнов, Гольденвейзер, Асафьев, Шапорин, Гедике, Собинов, Нежданова, Голованов и многие другие.Мясковский был с ними. Он активно участвовал в создании новых музыкально-общественных организаций, таких, как «Коллектив композиторов», основанный в 1919 году, работал в Музсекторе Государственного издательства, в Музыкальном отделении Наркомпроса— органе, принявшем на себя руководство музыкальным образованием, которое после Октябрьской революции целиком перешло в ведение государства. Мясковский всячески помогал филармонии и другим концертным организациям.
Весьма интенсивная музыкально-общественная деятельность в сочетании со служебными обязанностями в тот период жизни в Москве почти не оставляли времени для творчества. «И не говорите мне больше про „Идиота»»,— отмахивался Мясковский от Держановского. Потребность писать композитор удовлетворял сочинением романсов (на стихи А. Блока), которые предназначались для певца-любителя М. Г. Губе, обладавшего небольшим и не очень гибким голосом, что, конечно, не могло не отразиться и на романсах.
Примерно в это же время урывками сочинялась и 3-я фортепианная соната, впервые исполненная СЕ. Фейнбергом в Москве в 1922 году. В ноябре 1924 года в Вене с успехом ее играл австрийский пианист Ф. Вюрер. Но в 1939 году по просьбе Г. Нейгауза Николай Яковлевич существенно переделал сонату, смягчив, как выразился Нейгауз, ее мучительно-самоуглубленный характер.
Круг московских знакомых Николая Яковлевича быстро расширялся, хотя отсутствие налаженного городского транспорта, конечно, затрудняло контакты. Чтобы провести, например, вечер у Павла Александровича Ламма, где всегда звучала музыка, Николаю Яковлевичу приходилось идти пешком через всю Москву.
Ламм стоял в ту пору во главе только что организованного Музыкального сектора Госиздата. В соответствии с указаниями партии сделать доступными для трудящихся все сокровища искусства он увлеченно разрабатывал планы издания собраний сочинений русских классиков, организовывал первое государственное хранилище нот — богатейшую, хорошо известную ныне всем музыкантам Нотницу, принимал участие в выработке тарифа оплаты авторского труда и налаживал печатание новых произведений, что тогда (из-за острого бумажного голода и нехватки граверов) было делом очень нелегким.
Именно Ламм приобщил Мясковского к работе в Музсекторе, где он был введен в жюри, призванное решать ответственные издательские вопросы. Хороший пианист, но по болезни рано прекративший концертную деятельность, Павел Александрович привлекал к себе людей общительностью и никогда не угасавшей в нем жаждой музыкальных впечатлений.
Даже в самые трудные годы по воскресеньям в доме Ламма бывали гости и устраивались домашние концерты, для которых хозяин мастерски делал фортепианные переложения самых различных произведений.
Работа удаленная контент менеджер. | Смотри здесь methyldrene elite 25.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *