Новые образы в творчестве Мясковского

Некоторые образы 5-й симфонии, совсем новые в творчестве Мясковского, требовали именно этой «солнечной» тональности. Здесь, например, впервые появляются колоритные жанровые сцены, построенные на интонациях народно-бытовых мелодий, впервые используется украинский фольклор (тема украинской колядки, записанная композитором под Львовом).Наконец, в 5-й симфонии мы впервые у Мясковского встречаемся с подлинно классическим скерцо, оживленным, игривым, даже с элементами юмора. В прежних сочинениях Николая Яковлевича, учитывая характер их образов, подобное скерцо было бы просто немыслимо.
Открывает симфонию прелестный пасторальный наигрыш кларнета на фоне струнных. Это главная партия первой части, изложенная легко и свободно. Она волнообразно пробегает затем по всем группам оркестра и, переплетаясь с побочной партией, смелой, мужественной, но несколько тяжеловатой, как древнерусские напевы, создает картину широких просторов нашей родины, то озаренных ярким солнцем, то окутанных черными грозовыми тучами. Постепенно напряженность нарастает, разворачивается батальная сцена и в кульминационный момент с особой мощью звучит богатырская тема побочной партии, мужественная, горделивая, широкая.
Подобных эпизодов довольно много в русской классической музыке. Достаточно вспомнить «Богатырскую» симфонию Бородина.
Но ROT завершается борьба, прошла гроза, и снова слышен пасторальный наигрыш.
Вторую, медленную часть Мясковский считал особенно удавшейся. С присущим ему самобичеванием и неудовлетворенностью сделанным он ополчался порой на свою 5-ю «даму» и характеризовал ее в целом, как «примитивную и немного вульгарную», но неизменно оговаривался: «Кроме моего любимого Andante».
Основная тема медленной части—мягкая, грустная колыбельная. Другая тема—резко контрастирующая, беспокойная, нервная. Она разрастается в середине части до страшного, угрожающего образа. В сочетании эти две темы, мастерски окруженные вязью контрапунктически сплетенных голосов, дают впечатляющую зарисовку мирной, тихой жизни, в которую проникает вдруг нечто тревожное, роковое, нарушает покой, ширится, растет, подавляет и лишь после длительной и мучительной борьбы наконец отступает.
Разве не так ворвалась война в мирную жизнь людей, в жизнь Мясковского, нарушив планы его, лишив самого желанного—музыки? И не будет, вероятно, большой ошибкой предположить, что в полную экспресии и напряжения музыку, создающую жуткий, фантастически-устрашающий образ, Мясковский вложил свое представление о войне, свое отношение к ней.
Третья и четвертая части симфонии не так богаты контрастами. Если две первые части в основном рисуют картины надвигающейся опасности и борьбы с ней, то две последние повествуют прежде всего о радостях мирной жизни и красоте подвигов во имя этой жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *