Переживания, связанные с войной

После большого вступления, где в медленном движении излагаются обе основные темы первой части (одна—нервная, беспокойная у флейты соло, другая — более сдержанная и певучая в глубоких басах), в стремительном развитии и сопоставлении развертывается ряд трагических картин. Они несомненно навеяны мрачными эпизодами войны, своеобразно запечатленными композитором с характерным для него сочетанием эмоциональной остроты и суровости выражения.Небольшая вторая часть симфонии (начинается с фугато) сохраняет сурово-сосредоточенный характер. Временами лишь яркие неожиданные вспышки лирического волнения вносят просветление. Но в то же время они усиливают общее напряжение, которое, едва смягчившись в конце медленной части, естественно переходит в быстрый и энергичный финал. Трагические эпизоды преобразуются здесь в картины могучего стихийного движения. Торжественно-светлым апофеозом заканчивается симфония.
Ликующее завершение 4-й симфонии, так не похожее на мрачные финалы всех предыдущих симфонических произведений Мясковского,— результат эволюции философских взглядов композитора. «Война сильно обогатила запас моих внутренних и внешних впечатлений и вместе с тем почему-то повлияла на некоторое просветление моих музыкальных мыслей»,—написал Николай Яковлевич в «Автобиографических заметках», отмечая, что большинство музыкальных записей на фронте имело «если не светлый, то все же уж гораздо более „объективный» характер». Переосмысливание вопросов бытия, к чему особенно побуждали Мясковского моменты близкого соприкосновения со смертью, переоценка многих ценностей, произведенная на его глазах самой жизнью, длительное тесное общение с простыми людьми, наконец, мелодии народных песен, которые долгое время фронтовой жизни были единственной усладой,— все это сняло мглистый покров с музыкальных образов, создаваемых теперь композитором. Они стали контрастнее, яснее очерченными, музыкальные светотени ярче. Определенно наметился выход из узкой сферы личных эмоций в область широких общечеловеческих переживаний.
От первоначального замысла 4-й симфонии осталась лишь колыбельная. Заметим кстати, что, появляясь впервые в этом сочинении Мясковского, интонации русской колыбельной в дальнейшем встречаются в его 5, 6, 7, 14 и 22-й симфониях и в кантате «Кремль ночью».
Переживания, связанные с войной, запечатлены и в 5-й симфонии, хотя в целом это произведение несравненно светлее, лучезарнее предыдущего. Это первая мажорная симфония Мясковского, и, по-видимому, не случайно композитор выбрал для нее ре мажор. Известно, что Римский-Корсаков и Скрябин связывали ре мажор с ярко-желтыми, золотистыми, солнечными красками. Впрочем, эта тональность так же воспринималась и теми композиторами, которые скептически относились к соотношению звука и цвета, как, например, Рахманинов, написавший в ре мажоре сцену в подвале («Скупой рыцарь»), где барон любуется блеском накопленного золота.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *