Подлинный гуманист

Всегда требовательный к солдатам, Мясковский, как подлинный гуманист, относился к ним с большой доброжелательностью и делал для них все что мог. Он интересовался их жизнью, заботами, спрашивал, приходят ли вести от родных.Щепетильный, деликатный Николай Яковлевич не раз задавался вопросом, имеет ли он моральное право пользоваться услугами денщика, полагавшегося ему по должности. Он даже обращался с этим вопросом к отцу, на что старый генерал ответил: «Будь прежде всего человеком и не унижай личности». И Николай Яковлевич всегда руководствовался этим наставлением. Солдаты его любили и уважали. Это он особенно почувствовал во время революции. Один из немногих офицеров, он оставался все время в своем батальоне, и против него не было никаких выступлений. Более того, в 1917 году солдаты выбрали его в полковой комитет, не сомневаясь, что он будет защищать там их права.
Революционные события всколыхнули огромную страну. Повсюду началась перестройка. Реорганизовывалась и армия. Специалистов не хватало. И Мясковский в это трудное для Родины время не счел возможным вернуться к искусству, хотя понимал, чем больше перерыв в творческой работе, тем труднее будет потом («мозги ржавеют… аппарат начинает хуже функционировать — грубеет слух…»). Он прослужил в армии до конца гражданской войны, то есть до 1921 года.
В декабре 1917 года Мясковский перешел на службу в Петроград в Морской Генеральный штаб. Привычная атмосфера родного дома, встречи с друзьями, да и сам хорошо знакомый царственно-прекрасный город помогли восстановить утраченное на фронте душевное равновесие. И конечно, потянуло к творчеству. Захотелось в звуках выразить пережитое, выстраданное. Материала накопилось много, замыслы были выношены—творческая мысль все время ведь неустанно работала. «Я думаю, что когда удастся вернуться к своему делу, придется долгое время выбалтываться»,— писал еще из Ревеля Мясковский, отмечая тогда, что все рождающееся у него в голове носит характер «узко симфонический и абстрактный».
В Петрограде Мясковский возобновил творческую деятельность. В часы ночных дежурств в холодном помещении Адмиралтейства он поспешно записывал озябшими руками нотные строки, испытывая искреннее наслаждение от того, что наконец прервалось его столь долгое молчание.
За три с половиной месяца—с 20 декабря 1917 по 5 апреля 1918 года—Мясковский сочинил две симфонии—4-ю и 5-ю. Клавирные эскизы обеих симфоний делались почти одновременно, но сочинения эти очень разные по характеру.
4-я симфония, которая по прежним планам должна была быть «тихой, простой, кроткой», писалась теперь как непосредственный отклик на ужасы войны и связанные с ней человеческие страдания. Музыка ее получилась нервная, экспрессивная, полная боли и гнева. В кратком разборе этого сочинения, сделанном для журнала «Современная музыка», сам Мясковский подчеркивал, что каждая из трех частей симфонии построена на самостоятельном тематическом материале, связанном между собой лишь общим напряженно-драматическим характером музыки, безудержно стремящейся вперед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *