Высказывания о Метнере

Интересны высказывания Николая Яковлевича о Метнере. В своем критико-эстетическом этюде (так Мясковский сам определил жанр этой статьи) он, проводя параллели между музыкой и изобразительным искусством, сравнивает его творчество с графикой, где все дробнее, более сжато и не так красочно, как в живописи. И этой «неколоритностью» музыки Метнера, ее сдержанностью он объясняет тот факт, что многие ее не принимают, но категорически не соглашается с утверждениями, что она «лишена души».В этой статье Мясковский хотя и подчеркнул, что он ни с кем не полемизирует, а просто высказывает свое мнение, фактически опять выступил против Каратыгина, бесстрашно поднимая голос в защиту всего ценного в русской музыке, как бы разнообразно оно ни проявлялось.
Николай Яковлевич горячо поддерживал Рахманинова, возмущаясь тем, что о нем судят не по лучшим произведениям, как это делается в отношении других композиторов. Удачное же у него, писал Мясковский, «столь значительной ценности, что дает ему право стоять в самых первых рядах не только русских музыкантов».
Мясковский восхищался ранними произведениями И. Стравинского. В одной из первых своих статей о «Жар-птице» он подчеркивал «преемственность дарования Стравинского от Римского-Корсакова», видя в свежести иных гармоний Стравинского «веяние облика» его учителя. Охарактеризовав балет как «замечательное, редкое произведение», Николай Яковлевич позволил себе, однако, не согласиться с утверждением А. Н. Бенуа, что эта музыка гениальна. «…Чего-то недостает,— писал он,— и ответ напрашивается сам собой: недостает самобытности. Та иглистость, бодрость, редкая в современном музыканте радужность, выделяющая Стравинского из ряда его чрезвычайно талантливых сверстников, дает ему право считаться прямым наследником Н. А. Римского-Корсакова и в связи с прочими его качествами дает залог еще большего расцвета его крупного таланта; но самая сущность его музыкального материала не имеет пока печати ярко выраженной индивидуальности».
Мясковский приветствовал появление среди нотных изданий первых тетрадок сочинений братьев Григория и Александра Крейнов. За некоторым отпечатком скрябинского влияния в ранних фортепианных пьесах и романсах Григория Крейна он разглядел «смелую, искреннюю и интересную личность». В творчестве Александра Абрамовича его привлекали гармоническая свежесть, ясность мелодики и «нежный лиризм».
Высоко оценил Мясковский и рано погибшего А. Станчинского, буквально с изумлением найдя в нем сильную «своеобычную» творческую индивидуальность, обладавшую исключительным контрапунктическим складом мысли. В ранних опытах Ан. Александрова он увидел музыканта отличного вкуса, хорошо владеющего средствами фортепианной и композиторской техники. Разбирал Мясковский также сочинения М. Гнесина, А. Шеншина, Б. Асафьева, других композиторов, и многие высказывания его сохранили значение до сих пор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *