Благодатное летнее время

Чувствуя себя совсем больным, забросив творчество, Николай Яковлевич, однако, помогал Прокофьеву проверять расписанные партии его симфонии, которую тот готовил к исполнению. Потом, не желая, вероятно, отставать от Сергея Сергеевича, сочинявшего к предстоящему экзамену по форме оперную сцену на «Пир во время чумы» Пушкина, задумал было писать оперу, но скоро бросил эту затею. «Театр никогда меня к себе не привлекал ни в опере, ни в балете»,— напишет он позже, подчеркнув, что и в этих жанрах всегда предпочитал то, «что несет в себе наибольшее количество черт „чистой музыки» и симфонической жизни,— оперы Вагнера, Римского-Корсакова».А время шло. На исходе был третий учебный год. Мясковский штудировал только что вышедшую из печати «Летопись моей музыкальной жизни» Римского-Корсакова и находил там для себя много интересного, в частности о способе сочинения, но серьезно заняться творчеством все еще не было сил. Наступили каникулы, или, как тогда говорили,— вакации. 8 июня 1909 года Мясковский написал Прокофьеву: «Дорогой Серж…, до сих пор моя полная апатия и даже хуже — отвращение к музыке и звукам не прошло, и потому я вовсе не притрагиваюсь к роялю вот уже около двух или полутора недель. Только недавнее получение Ваших манускриптов заставило вновь побренчать».
Но благодатное летнее время оказало быстрое оживляющее действие. Прошло всего семнадцать дней, как было отправлено письмо Прокофьеву, и Николай Яковлевич с радостью сообщает юному другу, что входит «в колею работы», что новый опус его «обещает быть опять массивным», что это — оркестровая сказка «Молчание» по Эдгару По. План сочинения уже готов, «все темы налицо; музыки сочинено (без отделки) половина». Снова наступала напряженная творческая пора.
Обращение к Э. По не было случайным. Дерзкое новаторство, экспрессия, конденсированность и яркость поэтических образов в творчестве великого американца привлекали к нему внимание писателей и композиторов многих стран. В России в ту пору было издано трехтомное собрание его сочинений в переводах К. Д. Бальмонта. Книгами Э. По зачитывались. Образы его творчества вдохновили многих, русских композиторов, в частности, на текст По написана кантата Рахманинова «Колокола».
К концу лета сказка «Молчание» была уже готова в клавире, а в январе оркестрована.
Это крупное одночастное программное симфоническое произведение написано для очень большого состава оркестра. В основу программы положены отрывки одноименной «притчи» Эдгара По, отобранные композитором так, что акценты несколько смещаются: пьеса в соответствии с литературной основой начинается изложением мрачно-зловещей темы, характеризующей силу, враждебную человеку, то есть Дьявола, от имени которого ведется весь рассказ у Э. По, но главным героем произведения Мясковского является Человек. Его характеризует горделивая тема, широко звучащая в оркестре, когда, согласно программе, Дьявол неожиданно для себя в «печальной области в Ливии, на берегах реки Заиры» обнаруживает Человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<