Работа над 1-й симфонией

Говоря об особенностях гармонической ткани 1-й симфонии, следует отметить ее густую насыщенность, вязкость, что создает определенное эмоциональное напряжение.Работа над симфонией принесла Мясковскому большое удовлетворение. Она определила весь его дальнейший путь как композитора-симфониста. «Я почувствовал, что именно в этой области буду всегда наиболее охотно высказываться»,—отметил Николай Яковлевич.
Показать симфонию своему профессору— Лядову—Мясковский не рискнул: слишком сурово относился Анатолий Константинович ко всяким проявлениям модернизма. Известно, что «Вечера современной музыки» он посещал только тогда, когда там исполнялись его сочинения или сочинения Римского-Корсакова. Да и тяготясь педагогической деятельностью, Лядов мало интересовался тем, что ученики писали вне класса, «для себя». Прокофьев, который по взаимному уговору с Николаем Яковлевичем летом тоже сочинял симфонию, предложил атаковать директора: «…Возьмемся под ручку, встретим где-нибудь в коридоре Глазунова и скажем, что вот, мол, написали… позвольте показать…» Так и сделали. Глазунов, доброжелательно относившийся к студентам и особенно внимательный к молодым композиторам, посмотрел симфонии друзей, похвалил Мясковского за зрелость мысли и в виде поощрения назначил ему стипендию. Известно, что Глазунов большую часть своего авторского гонорара расходовал на стипендии особо талантливым, а также малообеспеченным студентам.
«He получи я этой стипендии, консерваторию пришлось бы бросить, так как 250 рублей на обучение взять было негде»,— писал Мясковский.
1-я (до-минорная) симфония Мясковского написана для небольшого состава оркестра с добавлением флейты пикколо. Впервые прозвучала она 2 июня 1914 года в Павловске под управлением А. П. Асланова, а в начале 20-х годов композитор внес существенные изменения в партитуру. Он сократил первую часть, несколько разгрузил финал, отказавшись и от тех тактов, где сплетались четыре темы, и пересмотрел оркестровку. В этой новой редакция симфония была напечатана в 1929 году как соч. 3. Тогда же автором было сделано четырехручное переложение.
Создание первого оркестрового произведения надолго исчерпало силы Мясковского. Он жаловался Прокофьеву на плохое самочувствие и «плачевное настроение», в консерваторию приходил мрачным, сочинять не хотел, но по-прежнему охотно откликался на предложение поиграть в четыре руки. Получив от Прокофьева записочку, в которой тот писал: «Дорогой мой, может Ваша милость завтра не заглянет ли ко мне вечером…, а то больно уж я соскучился без Вас и без четырех рук. Буду беспредельно счастлив и жду непременно», Мясковский спешил на зов. В тот год внимание друзей привлекали 5, 6, 7 и 8-я симфонии Глазунова, музыка Вагнера, Рихарда Штрауса и Скрябина. Николай Яковлевич особенно восхищался «Поэмой экстаза», называя ее «вихрем титанической творческой силы», и Пятой сонатой для фортепиано Скрябина, которую Прокофьев собирался учить наизусть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *