«Вечера современной музыки»

В Петербурге «Вечера современной музыки» регулярно проводились с 1901 года (четыре-пять раз в сезон) по инициативе музыкального кружка, ядро которого составляли В. Г. Каратыгин, А. П. Нурок, И. И. Крыжановский, В. Ф. Нувель, А. Д. Медем и другие.Основной целью кружка была пропаганда новых сочинений русских и зарубежных композиторов. Ряд произведений Дебюсси, Равеля, Р. Штрауса, д\’Энди, Роже-Дюкаса, Малера, Шёнберга прозвучал впервые в России именно на «Вечерах современной музыки», проходивших в зале Реформатского училища (Мойка, 38). На одном из «Вечеров» свои произведения исполнял приезжавший в Петербург Макс Регер. Члены кружка (прежде всего Каратыгин и Нурок), выступая на страницах прессы, всячески поддерживали новые течения в музыке. Это, к сожалению, порождало у некоторых русских музыкантов порой весьма некритическое отношение к различным модернистским веяниям. В погоне за модой они отходили от классических традиций и предпринимали цепь экспериментов, нередко оказывавшихся бесплодными, что в конечном итоге принесло немалый вред русскому искусству. Но, говоря о деятельности организаторов «Вечеров современной музыки», не следует забывать и о том, что много внимания уделялось ими также воскрешению забытых и популяризации малоизвестных сочинений классики. Там исполнялись, например, «Сорочинская ярмарка» и «Женитьба» Мусоргского, произведения Бородина, Римского-Корсакова, Лядова.
Молодые композиторы России пользовались активнейшей поддержкой кружка. Творческие дебюты Мясковского, Прокофьева и Стравинского состоялись именно на «Вечерах современной музыки». Позже такие вечера по примеру Петербурга стали устраиваться в Москве и в Киеве.
Мясковский и Прокофьев дебютировали в один вечер. Прокофьев, впервые выступавший тогда перед публикой и как пианист, сыграл по рукописи несколько своих фортепианных пьес, которые потом в переработанном виде вошли в соч. 3 и 4. Творчество Мясковского было представлено романсами «Луна и туман», «Противоречия», «Кровь». Исполняла их певица С. С. Демидова, аккомпанировал Каратыгин. Прокофьев, обрисовывая обстановку концерта в письме Мясковскому, который из-за болезни не мог присутствовать, отметил, что Каратыгин очень хорошо аккомпанировал, что «Кровь» они исполнили прекрасно («Я прямо слушал с наслаждением»), но Демидова считает, будто романсы «написаны для машины, а не для певицы».
Слушатели и критики находили много хорошего в романсах Мясковского. Отмечая модернистскую изысканность письма, Ю. Энгель в рецензии, помещенной в «Русских ведомостях» и затем перепечатанной в журнале «Музыка», писал, что композитора в то же время не покидает «тяга к мелодии. Некоторые вещи в этом роде прямо превосходны. Например, „Пан и Психея», с изящными поворотами мелодий и очень характерными штрихами в аккомпанементе; „Внезапно»… и особенно „Круги», в которых Мясковский предстает перед нами лириком, способным трогать поистине глубоко». Прокофьев тоже высоко ценил романсы Николая Яковлевича. В 20-х годах, будучи за рубежом и приобретя в нотном магазине Парижа сборник вокальных произведений Мясковского «Круги», он писал: «…Хотя неприлично хвалить автору его старые сочинения, должен признаться, что прямо упивался этой изумительной вещью».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *