Певец отозван обратно

Наш толстый добрый Шуберт, который считал себя второсортным композитором, бесспорно и вне всякого сомнения занимает достойное место среди первейших и величайших.
Мориц фон Швинд
На новогоднем вечере у Шобера, когда часы, пробив двенадцать раз, возвестили о начале 1828 года, Бауэрнфельд прочел стихотворение, специально написанное к этому дню.
Стихи, написанные специально к новогодней вечеринке — всего лишь часть ритуала встречи Нового года. Франц фон Гартман в своем дневнике отметил это событие:
1 января 1828 года. У Шобера. Ровно в двенадцать часов мы (Шпа-ун, Энк, Шобер, Шуберт, Гахи, Эдуард Рёслер, молодой студент-медик из Песта, Бауэрнфельд, Швинд и мы двое) пили малагу и желали друг другу счастливого Нового года. Затем Бауэрнфельд прочитал стихи, посвященные этому дню. В два часа ночи мы ушли домой…
В шубертовском кружке намечалось знаменательное событие: в январе Шпаун обручился с Франциской Рёнер, и вскоре ожидалась свадьба. Ей в тот момент было тридцать, а ему — сорок лет. Когда Шпаун сообщил о своем решении Шуберту, тот ответил:
Мне, конечно, грустно, что мы теперь тебя потеряем, но ты прав и сделал правильный выбор, и хотя я должен бы сердиться на твою невесту, я все же хотел бы доставить ей удовольствие. Пригласи ее, а я позову Боклета, Шуппанцига и Линке, и мы помузицируем.
Шпаун вспоминает:
Так и случилось. Боклет играл трио с Шуппанцигом и Линке, а потом с Шубертом в четыре руки Вариации на собственную тему, последние — с таким огнем, что все были в восторге и Бок-лет радостно обнял своего друга. Счастливые, мы пробыли вместе до полуночи. Это был последний из таких вечеров.
Итак, Шпаун вслед за Купельвизером прощался с холостяцкой жизнью. Возможно, он делал это не без некоторого облегчения, потому что в глубине своего сердца он всегда недолюбливал Шобера, и неприязнь, возникшая между ними, сдерживалась только благодаря их общей привязанности к Шуберту. Как сказал Шпаун, «благодаря ему мы все были друзьями и братьями».
Этой зимой возобновились прекращенные было «чтения». Как отмечал в своем дневнике Франц фон Гартман, на этих вечерах читали, в числе прочих произведений, «Reisebilder» («Мысли в пути») Генриха Гейне, которые так заинтересовали Шуберта, что вскоре он положил на музыку шесть больших стихотворений 1ейне. Эти песни вошли в новый сборник под названием Schwanengesang (Лебединая песня).
9 февраля, по какому-то странному стечению обстоятельств, к Шуберту обратились представители сразу двух музыкальных издательств: лейпцигское издательство Пробста и издательство «Шотт и сыновья» из Майнца желали приобрести шубертовские работы для публикации. «Шотт и сыновья» не знали точного адреса композитора и надписали конверт следующим образом: «Его благородию господину Францу Шуберту, знаменитому композитору в Вене».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *